С 28 января по 28 февраля в Центре Визуальной Культуры прошла выставка-исследование «Надстройка» , которая представила документацию ключевых архитектурных сооружений советского модернизма в Киеве, а так же схемы планировок жилых районов, реализованные проекты и проекты, которые так и остались на бумаге. Выставка продолжила добрую традицию трепета и восхищения архитектурой советского модернизма, традицию правильную, но не до конца осмысленную и концептуализированную. Экспозиция выставки была дополнена лекциями и дискуссиями, среди которых была лекция Георга Шоллхаммера, который с 2002 года занимается исследовательским проектом «Локальные модерности» , который посвящен архитектуре и градостроению советского модернизма, а так же их идеологическим истокам. Мне, как художнице, которая так же в своих работах обращается к эстетике советской архитектуры, выставка помогла наконец-то разобраться в истоках визуального языка, которым я оперирую.

Выставка «Надстройка» не уникальна в своем интересе к архитектуре советского модернизма, а представляет скорее тренд, существующий в мировом масштабе. Помимо одного из печатных номеров журнала ArtUkraine, этой теме повящены книги и альбомы, а так же проекты фотографов со всего мира, которые документируют все, начиная от памятников и зданий, заканчивая остановками общественного транспорта, которые на самом деле заслуживают не меньшего внимания.

https://vimeo.com/85582010

facebook.com/SovietBusstops

Георг Шоллхаммер, который так же активно занимается исследованием и документацией феномена советской архитектуры, формулирует на лекции правильный вопрос: что же делать с этим странным и одновременно прекрасным наследием дальше. Сегодня многие из этих прекрасных объектов не пригодны функционально. Автобус уже не ходит там, где стоит остановка, недостроенный кинозал на 300 человек никому не нужен, и никто его не будет достраивать. 

Экспозиция проекта "Локальные модерности"

Александр Бурлака, один из инициаторов выставки, как бы подводит к ответу на вопрос, делая пост на фейсбуке с фрагментом декора на станции метро Дворец Украина. Снимок наталкивает на ассоциации с древними руинами, которые на данный момент имеют неоспоримый статус произведений искусства и либо являются архитектурными памятниками, либо помещены в музеи с правильным кондиционированием и другими важными условиями хранения. 

Выставка «Надстройка» необычайно важна для понимания природы нашего интереса к архитектуре советского модернизма, ибо она представляет помимо изображений детальные описания проектов, и вот именно при их помощи можно докопаться до истины.

Обратимся к текстам:

Музыкальный театр Флориана Юрьева:

… В начале 1960-х годов во время кампании по борьбе с абстракционизмом выставка абстрактной живописи Флориана Юрьева в киевском Доме Архитекторов была закрыта, работы физически уничтожены, а самому Юрьеву угрожало исключение из Союза Архитекторов. Юрьеву удалось избежать этой карьерной катастрофы при помощи аргумента, что его ошибка состоялась на территории живописи, а не архитектуры, и наказывать его как архитектора нет смысла.

В начале 1960 годов Флориан Юрьев разработал свое видение «синтеза искусств» в проекте свето-музыкального театра, который должен был стать площадкой для новой художественной дисциплины под названием «музыка света». Юрьев утверждал, что «музыка света» - самостоятельная разновидность искусства, а передача соответственно организованных цветов может вызвать у публики цветовое восприятие. С этой целью Юрьев создал светло-музыкальный оркестр и разработал для него помещение с идеальной системой передачи света и звука... 

Фото пользователя grishasergei from Livejournal 

Крематорий в Киеве

… Рыбачук и Мельниченко откидывают первичный проект Милецкого, который видел крематорий сугубо функциональным сооружением, и предлагают свою собсвенную концепцию крематория как терапевтического заведения. Для того, чтоб помочь участникам похоронной церемонии преодолеть психологическую травму, Рыбачук и Мельниченко разрабатывают идею Парка Памяти с авторским решением ланшафта, а так же монументальной Стеной Памяти и уникальными залами прощания. Архитектура этих залов должна была быть максимально лишена каких-либо ассоциаций с индустриальным процесом кремации, отсюда их уникальная форма.

Разработка Залов Прощания, которая происходила в тесном сотрудничестве с художниками монументалистами и инженерами, стала воплощением важной для того времени идеи про «научно-обоснованное художественное сознание». Пластические формы Залов Прощания соеденили в себе сложный технический процесс с авангардных художественным мышлением…

…Творчество Рыбачук и Мельниченко тяжело к утопичной практике «тотального произведения искусства». Именно такое произведение они попробовали воплотить в проекте Парка Памяти на Байковой горе…

Фото Антон Петров  

Вывод, который можно сделать посетив выставку «Надстройка» - приведенные для примера проекты, как и многие другие на выставке, созвучны практикам и техникам, которые развивались в искусстве в мировых масштабах. Это пространственная инсталляция, концептуальное искусство, поиск новых форм и направлений, совмещение искусства, науки и технологий. По многим признакам эти объекты – произведения современного искусства, которые создавались и эскпонировались за пределами традиционных для искусства того времени экспозиционных площадок. В силу всей глубины непонимания предмета искусства и логики его развития, государство подавляло исключительно эксперименты на територии классических медиа в галерейном пространстве, в то время как на територии архитектуры художникам и архитекторам удавалось реализовывать довольно смелые и самобытные экперименты, которые соответсвовали духу времени. Таким образом это не просто здания и остановки, а невероятно маштабные серийные арт-проекты, по иронии судьбы профинансированные государством. Такой угол взгляда на эти объекты объясняет невероятный интерес к ним, а так же потребность документации, так как речь идет об важном периоде в истории искусства СССР, наследие которого в силу своей недооцененности и необозначенности никак не защищено от разрушений и уничтожения. В этих работах намного больше эксперимента и актуальности, чем в километрах политически заказанной реалистической живописи, которой завалены в прямом смысле музеи, и которая традиционнно репрезентует искусство периода СССР. А так же традиции которой продолжает Киевская Академия Искусств, а также многие другие учебные заведения на постсоветском пространстве.

  Больше картин Ленина с детьми

Если отранжировать культурное наследие СССР таким образом, можно сделать вывод, что развитие современного искусства на территории СССР не прервалось с репрессиями, а переместилось на территорию архитектуры, что вполне логично, ведь архитектурный объект может быть прочитан как скульптура или пространственная инсталляция. Примечательно, что такой взгляд на историю искусства на постсоветском пространстве делает намного более логичными и понятными знаковые работы некоторых современных художников. Наиболее яркий и очевидный пример, это работы Жанны Кадыровой, которые на уровне формы как раз отсылают к традициям советского архитектурного модернизма (это так же объясняет актуальность выбранной формы репрезентации – скульптуры, объекты), но уже по смыслу аппелируют к новым капиталистическим реалиям.

  Работа Жанны Кадыровой

Так же в данном случае показательна работа Николая Ридного – доска почета. В отличии от Жанны, Николай высталяет типичный фрагмент совесткой архитектуры как ready made, как бы постулируя что сам этот объект, помещенный в галерейное пространство, является произведением искусства. 

Работа Николая Ридного, pinchukfund.org 

Наконец, я могу привести как пример мое обращение к архитектурным формам из прошлого в проекте «Город Снега», где они так же являются всего лишь визуальной оболочкой для актуальной проблематики.  

Экспозиция моего проекта "Город Снега", фото Максим Белоусов